aleksey_29 (aleksey_29) wrote,
aleksey_29
aleksey_29

Запрет на классовую борьбу, или чечевичный стражник.


На сей раз пишу о статье 282 Уголовного кодекса РФ, которая устанавливает наказание за «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». В так называемой «объективной стороне» преступления (то есть набор действий, который считается преступлением) выделяется два необходимых элемента: 1. элемент это действия, которые направлены на разжигание ненависти, вражды или унижение человеческого достоинства + 2. они совершены публично или с использованием СМИ.
            Меня интересует элемент № 1 – разжигание ненависти, вражды или унижение человеческого достоинства. Процитирую эту составляющую объективной стороны: «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе.»
            С обывательской позиции к формулировке статьи вопросов быть не может. Но мне бы хотелось обсудить эту статью не с обывательской, а с политической позиции. Для этого необходимо задаться вопросом: а что имеется в виду под принадлежностью «к какой-либо социальной группе»?
            Очевидно, что речь тут идет, в том числе, о классе. Но если так, то получается, что 282 статья предусматривает ответственность за публичные заявления об актуальных классовых противоречиях. Ведь если кто-то начнет объяснять гражданам, что общество поделено на классы: господствующий класс и класс угнетаемый…и что угнетаемый класс именно угнетается и грабится господствующим классом-угнетателем…то вполне очевидно, что угнетаемому классу это не понравится и он захочет сбросить с себя скотские оковы, а класс-угнетатель захочет этому помешать и возникнет конфликт классовых интересов. Но ведь возникнет конфликт не сам по себе, а после того, как порабощенному классу объяснят, что его угнетают, и укажут ему на его оковы. Из этого получается, что статья 282 несет в себе запрет не только на унижение человеческого достоинства и дискриминацию по расовым, половым и иным естественным человеческим признакам, но и на классовую борьбу.
            Но может быть я ошибаюсь, и речь о классовой борьбе, а значит и критике обогащающегося класса, не идёт? Для прояснения сего вопроса обращусь к разъяснениям Верховного Суда в пункте 7 которых он пишет: «под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий (тут и далее выделено мной – авт. ст.), в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц.» Судя по формулировке разъяснения, Суд дает лишь ориентировочные примеры, а «иные противоправные действия» и «другие группы лиц» ясности в вопросе, увы, не прибавляют.
            Ну  что же…тогда обратимся к комментарию к Уголовному кодексу РФ, и не абы какому, а под редакцией Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. Вот что сказано на этот счет в комментарии: «С объективной стороны комментируемый состав преступления состоит в оказании активного воздействия на людей с помощью документов, слов, рисунков и действий, предпринятого с целью побуждения их к совершению определенных действий (например, национализации награбленного приватизированного – авт. статьи), зарождению у них решимости и стремления совершить определенные действия или же способствования уже существующему намерению. Публичность предполагает обращение к неопределенному, как правило, широкому кругу лиц. Если такое обращение адресовано одному или нескольким конкретным лицам, то такие действия не образуют публичности.»
            Из процитированного следует, что если некто начнет объяснять угнетаемому классу (он же – неопределенный и широкий круг лиц) что его именно угнетают, кто его угнетает и как ему бороться за свои права (то есть с угнетателями), то эти действия вполне могут быть оценены как разжигающие рознь по социальному признаку. А как же быть с «оружие критики не заменит критики оружием»? Ведь получается, что классовая борьба в России находится под уголовным запретом.
           
            Но как в этом случае оценивать государство? Ведь понятно, что классовая борьба не нужна, прежде всего, господствующему классу. А раз государство защищает интерес господствующего класса, то получается, что оно обслуживает его интерес – и в этом случае о «ночном страже» говорить не приходится, так как страж бережет не сон граждан вообще, а сон определенной группы граждан. Иначе говоря, устроив перестройку, российская элита и её интеллигентская обслуга не только отказались от первородства во имя чечевичной похлебки, но и приватизировали государство, превратив его из средства, с помощью которого народ длит и воплощает своего историческое предназначение, в чечевичного стражника.
            Не сломается ли этот стражник под натиском исторических вызовов - как ты думаешь, читаель?
Tags: политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments